gordiplom.ru

Рефераты, дипломные работы и прочие учебные работы.

Мой Есенин

Мой Есенин

Будучи знакома в основном со светлой лирикой раннего периода жизни Есенина, с некоторыми произведениями времен его пребывания в лагере имажинистов, а так же с 'Анной Снегиной', я была чрезвычайно поражена глубинным смыслом, трагизмом и безысходностью, звучавшими в каждой строчке одного из последних есенинских творений, творений поэта, как я себе его представляла, очень легкого и светлого.

Произведение это - 'Черный человек'. Оно меня поразило и потрясло. Это послужило окончательным толчком к изучению жизни и творчества Сергея Есенина. За последние годы появилось много статей, посвященных жизни и творчеству Сергея Есенина. В каждой работе есть свои обобщения, выводы, открытия, ставшие известными новые факты.

Особое внимание исследователей было уделено отношению Есенина к народному творчеству, фольклорному наследию, взаимосвязи творчества классиков, таких, как Пушкин, Лермонтов, Кольцов, есенинской лирики и поэзии современных поэтов. Еще в 60-80 годах прошлого века в русской литературе началась дискуссия о 'деревенской' литературе. Уже в то время критики, литераторы говорили и обсуждали 'мужиковствующих' писателей, в том числе и Достоевского, и Толстого. Эти критики считали, что данные писатели уделяют слишком много внимание проблемам временным, которые не отвечают запросам «развитой человеческой личности», под которой подразумевалась интеллигенция (ст. «О русском реализме XIX века и вопросах народности литературы». М-Л.,1960). И неверными, и обидными также были выступления в 20-х – начале 30-х годов некоторых критиков против Есенина, провозглашающих его «мужествующим» поэтом. Его упрекали в преданности деревне, за его «избяные» песни. Но поэзия всегда участвовала и продолжает участвовать в борьбе за самые гуманные идеалы, за любовь к родной земле, к живой природе, ко всему нравственно возвышающему человека.

Потому Есенин современен и сегодня.

Именно поэтому его творчество, его жизненный путь интересует литературоведов по сей день.

Изучение есенинского наследия ведется по нескольким направлениям.

Важнейшие из них: -Есенин и устное народное творчество, - Есенин и русская классика, - Есенин и русская советская литература, - есенинские традиции в современной русской литературе, - поэтика Есенина. Язык и стиль его произведений, - Есенин и литературы народов СНГ. Переводы произведений Есенина на языки народов СНГ, - Есенин за рубежом.

Мировое значение творчества Есенина, - Есенин в художественной литературе и искусстве, - изучение Есенина в высшей и средней школе, - поэзия Есенина в духовном мире нашего современника.

Основу есениноведения составляют труды таких ученых, как П. Юшина, Ю. Прокушева, С. Кошечкинав, Е. Наумова, К. Зеленского, А. Дымшица, П. Выходцева, А. Кулинича и многих других.

Значительные результаты содержатся в исследованиях А. Волкова, И. Эвентова, Н. Прокофьева, В. Коржакова … Важные итоги есениноведения подводилось на Всесоюзной конференции, приуроченной к 85-летию со дня рождения поэта, которая проходила в Москве, Рязани и Константинове в октябре 1980 года. В сентябре 1985 года в Рязанском педагогическом институте состоялись Есенинские чтения, посвященные 90-летию поэта. В своих выступлениях по-новому трактовали многие важные аспекты есениноведения П. Пустовойт, С. Шешуков, Л. Егорова… традиции, новаторство в поэзии Есенина проанализировали Е. Карпов, Е. Шальнев, Э. Мекш, Г. Меркин.

Традициям Есенина в современной литературе, значению творчества поэта в духовной жизни современного читателя посвятили свои исследования В. Попов, Н. Силкин и другие.

Поэтика Есенина, литературоведческий и лингвистический анализ стали темами изысканий А. Дмитриевой, Б. Орлова… Этапной в современном есениноведение стала книга Василия Григорьевича Базанова «Сергей Есенин и крестьянская Россия». В ней видный ученый, автор многих исследований о фольклоре, декабристах, народниках, прослеживает истоки есенинского гения, видя их в художественном народознании предшественников. «Есенин в самых личных, интимных стихах оставался патриотом и гражданином. «Крестьянский сын» стал великим русским поэтом, всемирно известным.

Огромное дарование, щедрый и светлый талант давно уже получил и любовь народа», - пишет В. Г. Базанов, «Чем дальше мы уходим от суетной молвы и односторонних суждений о Есенине, тем полнее и ярче выступает перед нами его щедрый и трепетный талант. Время дорисовывает портрет Есенина, бросает новый свет на содержание его поэтического наследия». (Вас.

Базанов. «Сергей Есенин и крестьянская Россия. Л.: советский писатель, 1982, стр. 296). В конце 1985 года вышел в свет восьмитомник «Русские советские писатели. Поэты». Восьмой том был полностью посвящен Сергею Александровичу Есенину. Это издание было осуществлено авторским коллективом Государственной библиотеки имена М. Е. Салтыкова-Щедрина. В ней были собраны тысячи публикаций, которые дают довольно полное представление о сложной и противоречивой судьбе есенинского наследия в 20-80 годы.

Оглядываясь назад, вспоминая все прочитанное об Есенине, слыша все чаще вокруг нецензурную брань от детей и взрослых, читая «свободную» от цензуры литературу, такую, как романы Э. Лимонова, слушая на каждом углу песенки группы «Сектор Газа», я понимаю, как был прав Ф. А. Абрамов в своей речи на шестом съезде писателей России. Его слова, оказанные им еще в 1976 году, актуальны и сегодня.

Призывая к бережному отношению к наследию прошлого, к русской культуре, ее этике и эстетике, фольклору и литературе, он говорил: «…Одна из главнейших задач современной литературы – предостеречь молодежь от опасности душевного очерствения, помочь ей усвоить и обогатить багаж, накопленный предшествующими поколениями…»(«Наш современник», 1976, стр. 171-172). Частью этого багажа в полной мере является творчество Сергея Есенина. Сила есенинского таланта в том, что в нем неразрывно слиты и человек, и поэт. И через него мы как бы видим не только скрытую от посторонних взглядов человеческую душу, но и жизнь общества и самого времени. «Так мало пройдено дорог, так много сделано ошибок!» Сергей Александрович Есенин родился 3 октября (21 сентября) 1895 года в селе Константинове, Рязанской губернии, в семье крестьянина Александра Никитича Есенина.

Родители поэта долго жили врозь, поэтому в детстве Сережа Есенин около 6 лет воспитывался в доме бабки и деда, о которых он с добродушием и юмором рассказывал в стихах и автобиографии: «За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка иногда сам подзадоривал на кулачную… Бабушка любила меня из всей мочи, и нежности ее не было границ» (Сергей Есенин.

Избранная лирика. М., «Молодая гвардия», 1965, стр. 3). «Стихи я начал писать рано, лет 9-ти, но сознательное творчество отношу к 16-17-ти годам», - писал себе С. Есенин.

Учился он в сельской школе, а затем в закрытой второклассной учительской школе церковно-семинарского типа в Спас-Клепиках, недалеко от Константиново. Там он подружился с Григорием Панфиловым, который оказал на поэта большое влияние.

Весной 1912 года Есенин приехал в Москву, где некоторое время работал вместе с отцом – приказчиком в лавке купца Крылова.

Покинул Сергей это место из-за конфликта с хозяйкой, отказавшись вставать с места в ее присутствии. После этого он некоторое время работал в типографии Сытина. Годы, проведенные в Москве, имели большое значение для поэта. Там он вошел в Московский литературно-музыкальный кружок имени Сурикова. Это было тогда наиболее значительнее объединение начинающих писателей и поэтов в из рабоче-крестьянской среды. В 1913 – 1914 годах молодой поэт посещал лекции в народном университете Шанявского. В это время молодой Есенин жадно читал Белинского, Некрасова, Гоголя, Кольцова.

Большое впечатление на него произвел образ Рахметова из романа Чернышевского «Что делать?». В одном из своих писем Г. Панфилову он признавался, что пытается подражать любимому герою. В 1912 году Есенин вместе с типографскими рабочими участвовал в рабочих массовках и конспиративных собраниях. Из-за связи с революционно настроенными рабочими он дважды подвергался обыску.

Конечно, Сергей Есенин не был революционером, но эти факты говорят о том, в каком направлении шло в то время его духовное развитие. В 1913 году, подражая А. С. Пушкину и М. Ю. Лермонтову, Есенин написал стихотворение «Пророк», в котором провозгласил идеалы человечности и любви к народу. В 1914 году социал-демократическая группа суриковцев выпустила воззвание против войны, а Есенин, ставший секретарем журнала «Друг народа», который те же суриковцы решили выпускать на собранные среди рабочих деньги, написал антивоенную поэму «Галки». Эта поэма была конфискована полицией.

Первые стихи С. Есенина появились в печати в 1914 году в детских журналах «Мирок» и «Доброе утро» под псевдонимом Сергей Молот. А в 1916 году вышел в свет его первый сборник стихов «Радуница». Но Есенин рвался в Петербург, туда, где была «большая литература». В 1915 году он осуществляет свою мечту. То время, когда Есенин переступил «порог литературы», было очень трудным временем и опасным для любого начинающего молодого таланта. С одной стороны, начинался подъем рабочего движения, участились забастовки на заводах, крестьянские восстания. С другой стороны, в культуре России стремительно развивалось декадентство.

Декадентство – это слово обозначает упадок и является термином для обозначения упадочных явлений в искусстве, выражающих настроение общественного и нравственного «упадка», отказ гражданских идеалов и веры в реализме, разочарование в жизни, погружение в сферу индивидуалистических переживаний и эротических увлечений, любование красотой увядания жизни, чрезмерный эстетизм.

Яркими представлениями декадентства в России были З. Гиппиус, которая стремилась ко всему фантастическому: «Хочется сердцу чудес.

Грезится милый обман.», К. Бальмонт, стремящийся к уединенности и порочным чувственным экстазам, В. Брюсов, который пытался усложнить и перестроить стиль поэзии: «Фиолетовые руки на эмалевой стене полусонно чертят звуки в звонно-звучной тишине». («Краткий словарь по эстетике». Под ред. М. Ф. Овсянникова. – Просвещение, 1983, стр.35). В то время люди в светских салонах увлекались всевозможными религиозно-мистическими теориями, зачитывались порнографическими романами Арцыбашева, жаловались на «бессмыслицу» жизни, а Сологуб пел о сладости смерти и небытия.

Именно тогда в Петербурге, очень неожиданно и быстро, стала расти популярность молодого красивого литератора.

Есенин не был борцом.

Увлечение Рахметовым было недолгим. Очень впечатлительный, живший в мире поэзии, искавший общения с поэтами, он был совершенно не подготовлен и не защищен от того, что обрушилось на него в Петербурге.

Прибыв в столицу, Сергей Есенин прямо с вокзала отправился к любимому им А. Блоку.

Есенин писал в своей краткой автобиографии: «Когда я смотрел на Блока, с меня капал пот, потому что я в первый раз видел настоящего поэта.» (Сергей Есенин. «Избранная лирика», - М., «Молодая гвардия», 1965, стр. 4). Хорошо приняв молодого поэта, Александр Блок, понимая все трудности времени, пройдя сам через Петербургские тернии, видя в Есенине большой талант, в одной из своих записок предостерегает Есенина: «… мы с Вами разные, только все-таки я думаю, что путь Вам, может быть, предстоит не короткий, и, чтобы с него не сбиться, надо не торопиться, не нервничать. За каждый шаг свой рано или поздно придется дать ответ, а шагать теперь трудно, в литературе, пожалуй, всего труднее … сам знаю, как трудно ходить, чтобы ветер не унес и чтобы болото не затянуло.» (А. Блок.

Собрание сочинений в 8-и томах. М. – Л., 1963, т.8, стр. 444-445). От Блока Есенин писал в салон Городецкого, оттуда в «Привал комедиантов», салон Гиппиус, графини Клейнмихель, подвалы библиоманов и артистов, редакции буржуазных журналов и дорогие кабаки. Там в шелковой вышитой рубашке, сафьяновых сапожках он читал стихи, пел частушки. Позже он писал: «Там меня приняли весьма радушно». Вспоминая те годы, уже в 1920 году Есенин говорил: «… Такие были ломки, передряги и вывихи, что я удивляюсь, как это я до сих пор остался жил и цел». Но все же поэт оказался выше всех тех, кто его окружал тогда, он не поддался популярному в то время воинствующему патриотизму, отрицательно относясь к войне, он считал, что поэт может писать только о том, с чем он органически связан.

Основным отличием Есенина от декадентского лагеря было полное признание поэтом советской власти и готовность служить своим творчеством народу. Те семь с небольшим лет, которые жил и творил Есенин после Октября, были годами большого перелома в истории России, когда рушился весь уклад и быт старой жизни. Это были годы жесткой классовой борьбы, гражданской войны, интервенции, затем восстановления разрушенного войной хозяйства, НЕПа.

Каждый день приносил новое. И эта стремительность характеризует также идейное и художественное развитие Есенина.

Практически каждые два года обозначают новый поворот в его творчестве, новою тематику, освоение новых жанров. Это развитие идет не ровно, но вперед. С возрастом, с развитием истории, расширялся арсенал поэтических приемов и жанров поэта. В творческих поисках поэта для выражения своих мыслей он обращается к оде, поэтической публицистике, к частушке, эпическим произведениям и к пьесам в стихах.

Обновляется есенинский словарь, меняются принципы отбора изобретательных средств.

Используя по-прежнему «есенинскую» образность, он, отказавшись от вычурности, сознательно приходит к пушкинской простоте.

Посещая «светские» и «богемные» салоны, рестораны, будучи очень общительным, Есенин оброс, как ракушечником, малознакомыми псевдодрузьями, которые кормились, пили и гуляли за счет поэта, нежась в лучах его славы. Всю сознательную жизнь, как и любого талантливого человека, Сергея Есенина преследовали различные скандалы и сплетни.

Отвергнув старого друга и наставника Николая Клюева, футуристов, поэтов пролеткульта, не имея других крепких литературно-творческих связей, Есенин примкнул к имажинистам. В конце 1918 года он оказался в «Стойле Пегаса» - в группе имажинистов, именующих себя так по названию ресторана, к котором они обычно собирались. Одним из лидеров имажинистов в Петербурге был Анатолий Мариенгоф. Его Сергей Есенин очень долго считал своим другом и посвятил ему свою статью «Ключи Марии». Слово «имажинизм» происходит от французского слова «образ». Это одно из направлений декадентского искусства.

Эстетическая концепция имажинистов сводилась к работе над образом, они настаивали на самоценности отдельных слов-образов, составляющих литературное произведение.

Отвергая целостность, завершенность, они считали, что из стихотворения без ущерба для него можно изъять один или несколько образов, заменив другими. Их произведения, как правило, были бессодержательными, оторванными от жизни.

Некоторые принципы имажинизма можно охарактеризовать так: свобода слова от содержания, ломка старой грамматики, переход к неграмматическим фразам («Краткий словарь по эстетике». Под ред. М. Ф. Овсянникова. – М.: Просвещение, 1983, стр. 53). Имажинисты считали себя «обнажателями человеческого слова», призывали к «чистоте искусства», отрицали все проявления политических взглядов и настроений. Они пытались противопоставлять себя пролетарскими поэтами, устраивали в плане вызова обществу страшные попойки и скандалы, привлекая к себе всеобщее внимание.

Сергей Есенин полагал какое-то время, что имажинисты борются за новое искусство, освобожденное от ветхих эстетических норм и правил.

Имажинизм нужен был Есенину для утверждения самого себя, своей индивидуальности, чтобы подняться над крестьянскими поэтами, к которым его тогда относили. Он хотел превзойти имажинистов в словесном экспериментаторстве.

Имажинисты не скрывали, что выступают как «группа анархического искусства» с девизом: «Отделение государства от искусства». Сбитый с толку, в погоне за мнимым новаторством, Есенин создал ряд хлестких, не всегда понятных произведений.

Например, «Ирония». В ней поэт восклицал: Ныне ж бури воловьим голосом Я кричу, сняв с Христа штаны: Мойте руки свои и волосы Из лоханки второй луны. И там же: Тело, Христово тело Выплевывают изо рта. Он угрожает: Даже Богу я выщиплю бороду Оскалом своих зубов. («Ирония») «Друзья» Есенина в «Стойле Пегаса» бражничали и читали в хмельном угаре стихи, желая поразить слушателей, бравируя, увлекались грубым просторечием, словесном нигилизмом. Но своеобразие и сила Есенина были именно в том, что даже в самых имажинистских своих творениях он не терял родства с фольклором, с народной словесностью. Он оставлял за собой право говорить от лица мужицкой России, говорить без обиняков, запросто.

Подписывая имажинистские манифесты, увлекаясь стилистическими экспериментами, Есенин так и не потерял связи с народными корнями. Скоро поэт начал понимать, что имажинисты слишком камерные поэты, слишком салонные. Он начал пересмотр своих позиций, поэзии «пустозвонной брани». Его самокритика является и критикой имажинизма. В «Стойле Пегаса» Есенин чувствовал себя одиноким, надломленным. Его увлечение имажинизмом нельзя оправдать.

Имажинисты использовали редчайший талант поэта в своих целях. Для укрепления своих позиций, для своей популярности.

Настоящие друзья поэта находились в другом лагере. Поняв ошибки имажинистов, Есенин говорил, что у них нет чувства Родины во всем широком смысле этого слова, что они кривляются ради кривляния. Он восклицал уже в 1920 году в «Исповеди хулигана»: Я люблю Родину, Я очень люблю Родину! Наиболее характерными произведениями Есенина того периода были «Кобыльи корабли», «Сорокоуст», «Хулиган», «Исповедь хулигана», «Пугачев», цикл стихотворений «Москва кабацкая». В центре этих произведений находится мятущая фигура поэта, находящегося в разделе с окружающим миром, сознательно и настойчиво подчеркивающего этот разлад: «Не сотрет меня кличка «поэт», я и в песнях как ты, хулиган», - писал он, обращаясь к ветру. «Я нарочно иду ненечесананым», «Мне нравится. Когда каменья брани летят в меня, как град рыгающей грозы», - признаться он в «Исповеди хулигана». Но в этом самообличении слышится глубокая неудовлетворенность, заметен испуг перед лицом совершающихся событий, от которых поэт отстранил себя узким миром «Стойла Пегаса». Это свое состояние поэта точно выразил такими словами: Как тогда я отважный и гордый, Только новью мой брызжет шаг … Если раньше мне били морду, То теперь вся в крови душа.

Светлые и радостные краски ранней лирики исчезают из поэзии Есенина, появляются безысходные интонации, уныние и грусть. «Прежняя удаль» не скрашивает общего мрачного тона есенинской поэзии тех лет. Так уже в «Кобыльих кораблях» (1919) «небо тучами изглодано», пурга кажется «кашлем-смрадом», появляются зловещие образы: «черепов злато хвойный сад», «весла отрубленных рук», «рваные животы кобыл, черные паруса воронов». Видя вокруг только негативное, поражающее сомнения и страх, поэт восклицает: О, кого же, кого же петь В это бешеном зареве трупов! Характерные для Есенина 1914-1918 годов гимны революции совсем исчезают из его произведений тех лет. В его поэзии имажинистского периода в основном развивается два мотива: неприязненное, даже враждебное отношение к некоторым сторонам современной ему жизни и неудовлетворенность собственной судьбой.

Мотивы эти выражаются, с одной стороны, в грустных и унылых тонах: «облетает моя голова, куст волос золотистых вянет», «не жалею, не зову, не плачу … Увяданья золотом охваченный, я не буду больше молодым», «Друг мой, друг мой, прозревшие вежды закрывает одна лишь смерть» … с другой стороны – в надрывных, даже грубоватых вызовах общественному мнению: «Ну так что ж, что кажусь я циником, прицепившем к заднице фонарь», «Здравствуй ты, моя черная гибель, я на встречу тебе выхожу», «Я с собой не покончу, иди к чертям». Но в отличие от внешней среды бравады имажинистов творческий кризис Есенина был следствием трагических для поэта заблуждений.

Оказавшись на перекрестке двух эпох, на крутом повороте истории, он не срезу сумел разобраться в происходящих процессах.

Понимая социализацию деревни как неизбежное наступление тупой механической силы на патриархальной, милый ему «мир таинственный», он видел в этом процессе гибель деревни, а вместе ней и гибель искусства.

Нерадостная восприятия социализации села ярко выражено в стихотворениях, объединенных названием «Сорокоуст» (1920). В них видно, что обновление деревни в то время воспринималось Есениным как трагический ее конец: «Трубит, трубит погибельный рок». Поэт пел отходную молитву деревни – «Сорокоуст». Безнадежность схватки металлического и живого с особой поэтической силой выражено в картине «отчаянных гонок» «тонконого», «красногривого» жеребенка и громадины поезда «на лапах чугунных»: Милый, милый, смешной дуралей, Ну, куда он, куда он гонится.

Неужель он не знает, что живых коней Победила стольная конница. ………………………………………… Только мне, как псаломщику петь, Над родимой страной аллилуйя. В период своих близких отношений с имажинистами Сергей Есенин встретился с американской танцовщицей Айседорой Дункан, которая приехала в Советскую Россию с целью показать свое искусство русскому революционному народу и создать на собственные средства детскую хореографическую студию.

Молодой поэт и танцовщица полюбили друг друга. Через некоторое время они поженились и уехали за границу.

Многие друзья Есенина не одобряли этой связи, в том числе был и А. М. Горький. Они считали, что Айседора плохо влияла на поэта, якобы позволяя ему пить загулам, к тому же была на много старше его. Но это не так.

Дункан действительно любила Есенина и очень страдала от его пьяных выходок.

Именно по ее инициативе и настоятельному требованию они уехали за границу.

Целями Дункан в этом предприятии были, с одной стороны – показать талантливого поэта Европе и Америке, а с другой – увести его подальше от «Стойла Пегаса», создать условия для более трезвой жизни. Они побывали в Германии, Франции, Италии, Бельгии, Канаде и США. Повидав мир, Есенин многое переосмыслил в своей жизни: «Большое видится на расстоянии…”-писал он.

Происходит разрыв с имажинистами, как с группой, которая слишком легковесно относилась к классическому наследию, к общественному содержанию современного искуства. Это вызвало бурю в лагере бывших ”друзей”. Они объявили Есенина больным физически и психически, начав компанию травли поэта. Б. Лавренёв после смерти Сергея Есенина в декабре 1925 года в своей статье “Казненный дегенератами” писал, что поэт был захвачен в “мёртвую петлю”, что никогда не бывший по настоящему имажинистом, он был объявлен вождём этой школы в России.

Лавренёв утверждал, что на славе Есенина, как на плоту, всплыли литературные шантажисты, которые, не брезгуя ни чем подбивали молодого талантливого поэта на самые шумные скандалы, благодаря которым, в связи с именем Есенина упоминались и их имена. Такие, как А. Мариенгоф (“Роман без вранья”), не щадя своих репутацией, не пощадили и Есенина.

Есенин вернулся в Россию с новыми планами.

Маяковский с удовольствием вспоминал, как было ему приятно наблюдать эволюцию Есенина от имажинизма к ВАППу. В период с 1923 по 1925 годы поэт завязал новые дружеские связи. Еще за границей он познакомился с А. М. Горьким и А. Н. Толстым. В Москве сближается с Л. Лионовым, В. Ивановым, Л. Сейфулиной, Ю. Лебедянским, С. Коненковым, В. Качаловым. Тогда же он задумал написать роман и пьесу, пытался выступать в качестве литературного критика.

Творчеством Сергея Есенина интересовались А. В. Луначарский и С. М. Киров.

Есенин хотел долго жить и долго петь. Это подтверждается многими строками его стихов и писем. Свою неопубликованную автобиографию, написанную в 1925 году, он завершил такими строчками: «Жизнь моя и мое творчество еще впереди». Но предчувствия скорого конца его не покидали, особенно в последний год жизни. С сожалением оглядываясь назад на прожитые годы, он писал: « … мне долго пришлось разбираться в своем укладе», и далее, в стихотворении «Мне грустно на тебя смотреть …»: Так много пройдено дорог, Так много сделано ошибок. Друг и соратник Айседору Дункан, долгое время живший с ней и Есениным под одной крышей, Илья Шнейдер в своей книге «Встречи с Есениным» вспоминал, что поэт за полтора месяца до своей смерти: « … очень изменился, похудел, как-то посерел и глаза потускнели». Перед отъездом из Москвы в Ленинград, по воспоминаниям Шнейдера, поэт побывал у всех своих родных и детей – Константина и Татьяны, попрощался с ними: «Смываюсь, уезжаю, чувствую себя плохо, наверно, умру …» (И. Шнейдер. «Встреча с Есениным». М., «Советская Россия», 1966, стр. 92 – 97). В «Письме к женщине» Сергей Есенин писал: Ну вы не знали, Что в сплошном дыму, В развороченном бурей быте С того и мучаюсь, Что не пойму, Куда несет нас рок событий.

Вскоре после гибели Есенина (кстати, есть современная версия, что поэт не покончил жизнь самоубийством, а был убит – об этом писали в одном из номеров «Огонька» 1992 года) появилась много воспоминаний о нем.

Хлынул мутный поток различных книжек и брошюр с «сенсационными» заглавиями: «Черная тайна Есенина», «Москва кабацкая» и другие.

Крылатое слово «есенинщина» начало свой путь по стране, как синоним упадничества.

Одновременно началась борьба за молодежь, за Есенина, против «есенинщины». Эту борьбу возглавили А. В. Луначарский, А. М. Горький, Д. Бедный, В. Маяковский. Так, В. Маяковский писал: «Надо отобрать Есенина у пользующихся его смертью». А. Толстой и другие отмечали, что характеризовать поэзию Сергея Есенина только как поэзию декадентства – просто глупо, так как его творчество сложно и многообразно.

Толстой отмечал, что тот горел во имя новой России во время революции и задохнулся в будни, что он ушел от деревни, не пришел к городу, что последние годы жизни его были расточением себя. Сам же поэт это прекрасно понимал: Я человек не новый! Что скрывать! Остался в прошлом я одной ногою, Стремясь догнать стальную рать, Скольжу и падаю другою («Русь уходящая») Поэзия Есенина – пример неразрывного слияния национального художественного опыта с новаторством поэта. Это – главное в его поэзии, что роднит его творчество с творчеством А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Некрасова и А. Блока, ставит его поэзию в один ряд с русской литературной классикой.

Именно поэтому лирика поэта так нам близка и дорого. Мой Есенин. (Лирика Сергея Есенина). Сила воздействия поэтического слова определяется гармоничным слиянием идеи с формой стиха и глубиной выраженных в нем чувств. Сила лирики Есенина объясняется тем, что за ней стоит человеческая судьба, полная драматизма, что в его строках словно бьется обнаженная человеческое сердце.

Алексей Максимович Горький высоко ценил художественные достоинства лирики Сергея Есенина. В 1930 году, путешествуя по России, Горький пришел к выводу, что даже в суровые времена лирика находит себе выход в песнях, в мелодиях, в музыке. «Сергея Есенина не спрячешь, не вычеркнешь из нашей действительности», - писал тогда Горький, видя в поэте «яркий драматический символ непримиримого раскола старого с новым» (М. Горький. Собр. соч. в тридцати томах, М. 1952 год, т. 17, стр. 212). В своих лучших произведениях Сергей Есенин сумел раскрыть и помочь нам почувствовать красоту и силу той народной России, откуда вышел сам. Всю есенинскую лирику можно условно разделить на насколько тем. Это, прежде всего, пейзажная лирика, тема любви к матери, тема любви ко всему живому, тема гражданского звучания, любви к женщине, тема труда, богоборческая и с мифологическим уклоном, тема исповедального характера, песенная и частушечная лирика. Но все их объединяет одно – огромная любовь к Родине. А) Мастер русского пейзажа. Уже в первых своих сборниках стихов «Радуница» (1916) и «Голубень» (1918) Есенин открыл читателям очарование и волшебство среднерусской природы, сокровенный мир лирического героя, у которого место любимой заняла Родина: О Русь – малиновое поле И синь, упавшая в реку, - Люблю до радости и боли Твою озерную тоску. («Запели тесанные дроги …») Пейзажная лирика Есенина многокрасочна. Ее основные тона только чистые – синий, золотой, красный и т.д. Весь окружающий поэта мир находится в постоянном движении: «Как метель, черемуха машет рукавом», «пляшет сумрак», вьюга уподобляется тройке, «желтые поводья месяц уронил». Леса, поля, рощи, реки, озера – все это оживает, наполняется глубоким, теплым чувством: Улыбнулись сонные березки, Растрепали шелковые косы.

Шелестят зеленые сережки, И горят серебряные росы. («С добрым утром») Такой динамики картин природы, как у Есенина, нет пейзажной лирике его предшественников и старших современников. В поэзии его предстает перед нами Русь с ее дорогами то освещенными луной в зимнюю пору, то с «солончаковой тоской» летом. Это Русь с ее запахами, с ее людьми.

Сравнения, образы, метафоры, все словесные средства взяты поэтом из крестьянской жизни, родной и понятной ему: Тянусь к теплу, вдыхаю мягкость хлеба И с хрустом мысленно кусаю огурцы. За ровной гладью вздрогнувшее небо Выводит облако из стойла под уздцы. («Голубень») В других стихотворениях солнце сравнивается с сохой, месяц – с ягненком или пастушьим рожком.

Русская природа и деревенский быт определяют тематику ранних произведений поэта.

Скромная пленительная природа средней полосы России воспета им с трепетной любовью, словно живое существо. Вечер, «свесившись над речкою, полощет водою белою пальцы синих ног», трава «стирает мед с обветренных ракит», сосна «словно белою косынкой повязалася» и «покачнулась, как старушка», «теплый вечер грызет воровато луговые поемы и пни», «чистит месяц рога» и т.д. Заря, дороги, реки, небо, деревья, кусты, болота, месяц, поля и травы – все в стихах Есенина движется, живет своей жизнью. И вся душевная жизнь поэта сливается с жизнью природы: Край любимый! Сердцу снятся Скирды солнца в водах лонных. Я хотел бы затеряться В зеленях твоих стозвонных. («Край любимый! Сердцу снятся …») В ранней есенинской лирике очень видна непосредственная связь с народной песней и традициями Кольцова, которого Есенин называл одним из своих учителей.

Кольцовское у Есенина прослеживается и в облике, и в лексике стихов песенного склада: «Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха», «Гой, ты Русь моя родная», «Хороша была Танюша, краше не было в селе», «Темна ноченька, не спится» и других. Это стихи его «В хате», «На плетнях висят баранки». Даже любимый есенинский образ озорного удальца восходит к кольцовском «Удальцу». Вот есенинский герой идет по долине: Я беспечный парень.

Ничего не надо.

Только б слушать песни – сердцем подпевать. У него одно желание: Только бы струилась легкая прохлада, Только б не сгибалась молодая стать. И так же, как героя Кольцова, его разбирает зуд показать свою силушку: «Раззудись, плечо, размахнись, рука», - у Кольцого. А у Есенина: Ты ли деревенским, ты ль крестьянским не был, Размахнись косою, покажи свой пыл! («Я иду долиной …») Главное у Есенина – лирика.

Есенин – мастер пейзажной живописи. Он показывал через картины природы настроение человека: «Нивы сжаты, рощи голы, от воды туман и сырость», «Совсем совсем немного ждать зимы седой осталось» - грустный, тоскливый пейзаж, грустно, тоскливо автору. Осень в природе – время увядания.

Человеческая осень – преддверие старости. И солнце, и луну Есенин свел с неба на землю, приобщил их к человеческим радостям и печалям. Поэт писал: «Колесом за сини горы солнце тихое скатилось», сам поэт в чаще звонкой «увидал вчера в тумане: рыжий месяц жеребенком запрягался в наши сани». Даже старое деревенская изба в есенинской лирике оживает и напоминает старую женщину: О красном вечере задумалась дорога, Кусты рябины туманней глубины. Изба – старуха челюстью порога Жует пахучий мякиш тишины. («О красном вечере задумалась дорога …») как всякий великий поэт, Есенин не бездумный певец своих чувств и переживаний, а поэт – философ. Как и всякая высокая поэзия, его лирика философична. Это выражается в том, что поэт говорит о вечных проблемах бытия, в его стихах авторское «Я» ведет постоянный диалог с окружающим миром – природой, землей, Вселенной.

Родная земля и любимая женщина, трудная жизнь страны и одиночество матери, стремление к людям любовь к животным – все это сливается в одной всеобъемлющей любви к Родине. Это чувство проявляется в жизнелюбии Есенина, в его душевном оптимизме: но и тогда, Когда во всей планете Пройдет вражда племен, Исчезнет ложь и грусть, - Я буду воспевать Всем существом в поэте Шестую часть земли С названием кратким «Русь». В поэзии Есенина человек – часть природы.

Одухотворение природы, уподобление человека природным явлениям всегда были свойственны устному народному творчеству, в котором находится основной источник есенинской поэзии.

Примером полного слияния природы и человека может служить стихотворение «Зеленая прическа» (1918). В нем героиня – это девушка – березка.

Человек в нем сравнивается с деревом, с красавицей березой. А березка в русской поэзии всегда была символом стройности, красоты, юности, чистоты.

Поэтому и в других стихотворениях Сергея Есенина мы встречаем этот образ: «Березки! Девушки – березки!..» - восклицает поэт в «Письме к сестре» (1925), «Зеленоокая, в юбчонке белой стоит береза» - в стихотворении «Мой путь» (1925). Уподобление человека дереву мы можем увидеть и в другом есенинском стихотворении «Песни, песни, о чем вы кричите …»: Хорошо ивняком при дороге Сторожить задремавшую Русь … В стихотворении «Я покинул родимый дом …» Есенин сравнивает свои кудри с кроной дерева: «… старый клен головой на меня похож …». К такого рода стихам можно отнести и такое, как «Закружилась листва молодая …», - здесь, вроде бы, бессмысленная фраза «прохлада в душе» очень точно передает настроение поэта. И там же: Я еще никогда бережливо Так не слушал разумную плоть, Хорошо бы, как ветками ива, Опрокинуться в розовость вод … И рядом: Хорошо под осеннюю свежесть Душу – яблоню ветром стряхнуть … В эти стихи одного года, когда, несмотря на «теории» имажинистских «друзей» Есенина, его захватила стихия народного творчества. В то время он долго искал и все же купил за пять пудов муки уникальный труд выдающегося русского мифолога Александра Николаевича Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу». Конечно же, не только труд А. Н. Афанасьева стал еще одним источником устно-поэтических начал Есенина. Живым учителем, прежде всего, были реальный быт русской деревни, факты биографии поэта, люди, его окружавшие и воспитавшие его, бабка и дед.

Бабушка рассказывала сказки, а дед, Федор Андреевич Титов, был знатоком народных песен и духовных стихов. Но от фольклора Есенин брал лишь то, что было всего ближе его лирическому дару.

Центральное место в поэтике русских славян по Афанасьеву находился образ дерева.

Именно оно олицетворяет собой мировую гармонию, единство всего живого и неживого. Таков этот образ и у Есенина.

Именно потому в центре многих его стихотворений оказывается образ дерева. Оно является знаком человека, слитого с миром. Так же, как и у дерева – вселенной солнце и небо – это вершина, а низ и земля – корни, так и у человека: голова – вершина, уходящая к небу, а ноги – корни, ощущающие землю. Руки, как ветви, обнимают мир вокруг. Все это есть в образной системе Сергея Есенина: Я хотел бы стоять, как дерево, При дороге на одной ноге, Я хотел бы под конские храпы Обниматься с соседним кустом … («Ветры, ветры, о снежные ветры …») Ах, увял головы моей куст … («Хулиган») Сам себе казался я таким же кленом, Только не опавшим, а вовсю зеленым … («Клен ты мой опавший …») Как дерево роняет тихо листья, Так я роняю грустные слова. («Отговорила роща золотая …») Облетает моя голова, Куст волос золотистых вянет … («По-осеннему кычет сова …») Душевное свое состояние Сергей Есенин передавал с помощью природных образов. Так целый цикл стихотворений назван им «Рябиновый костер». В отличие от березы, под которой в есенинской лирике происходят первые свидания, которая в русской мифологии является символом молодости, рябина у Есенина – символ увядания. В «Рябиновом костре» сгорают последние надежды: В саду горит костер рябины красной, Но никого не может он согреть. («Отговорила роща золотая …») В этом же стихотворении березовая «роща золотая» является символом ушедшей молодости. В «Сорокоусте» тоже рябина. Здесь она грустная, не согретая солнцем: Оттого-то в сентябрьскую склень На сухой и холодный суглинок, Головой размозжась о плетень, Облилась кровью ягод рябина. Такая рябина не сулит ничего доброго, а если учесть, что «Сорокоуст» написан в 1920 году, в то время, когда Есенин метался между имажинизмом и неприятием социализации деревни, когда он уже начал по-настоящему пить, понимая, что все в жизни складывается не так, то сразу же при прочтении этих строчек встает перед глазами с израненной душой сам поэт, который, как и рябина о плетень, бьется о стену непонимания. Но в пейзажной лирике нет начала и нет конца, природа является вечным спутником поэзии.

Есенин умел слышать музыку в зимней вьюге («Поет зима – аукает»), он видел снежный ковер, расшитый метелицей («По двору метелица ковром шелковым стелется»). А весна приносила в его палитру свои краски: Сыплет черемуха снегом.

Зелень в цвету и в росе. В поле, склоняясь к побегам, Ходят грачи в полосе.

Никнут шелковые травы, Пахнет смолистой сосной. Ой, вы луга и дубравы, - Я одурманен весной. («Сыплет черемуха снегом …») Всю пейзажную лирику Сергея Есенина можно назвать «пейзажем души». Б) «Мне бы только смотреть на тебя …» В своих лучших стихах о любви Сергей Есенин мастерски показал красоту любви и чистых отношений между мужчиной и женщиной, основанных на восхищении этими отношениями, на восхищении женщиной. Так, еще в ранней своей лирике, он писал: С алым соком ягоды на коже, Нежная, красивая, была На закат ты розовый похожа И, как снег, лучиста и светла. («Не бродить, не мять в кустах багряных …») Молодой поэт нашел чудесные слова для характеристики своей подруги, у которой «остался в складках смятой шали запах меда от невинных рук». У Есенина есть, конечно же, и чувственные стихи, но не это главное.

Главное – это восхищение красотой, преклонение перед нею.

Именно этим пронизаны стихи цикла «Персидские мотивы», которые поэт создал за два последних года своей жизни. Он написал 16 персидских стихов, хотя мечтал создать 20. Интонации этого цикла замечательны своей чистотой содержания, совершенством формы, свежестью и простотой, он выражают красоту чувств людей.

Есенин никогда не был в Персии. С женщиной по имени Шаганэ, которая существовала в действительности, его связывали хорошие дружеские отношения.

Восточные мотивы, внесенные поэтом в стихи, придают им самобытный теплый колорит, но, тем не менее, не изменяют самобытное содержание есенинской лирики.

Название цикла является лишь отзвуком увлечения Есениным Персией, которую он путался выехать много раз. В персидских стихах присутствуют и грустные интонации: Я не знаю, как мне жизнь прожить.

Догореть ли в ласках милой Шаги Иль под старость трепетно тужить О прошедшей песенной отваге. («Руки милой – пара лебедей …») И там же: Слишком много виделось измены, Слез и мук … А в стихотворении «Глупое сердце, не бейся» даже звучат мотивы рока: Глупое сердце, не бейся Все мы обмануты счастьем … Но в целом цикл «Персидские мотивы» оптимистичен. В его стихах бьет ключом радость жизни. В них поэт сумел тонко передать атмосферу любовного томления: … О любви в словах не говорят, О любви вздыхают лишь украдкой, Да глаза, как яхонты горят. («Я спросил сегодня у менялы …») Тепло и проникновенно звучат есенинские строчки: Руки милой – пара лебедей – В золоте волос моих ныряют. Все на этом свете из людей Песнь любви поют и повторяют. («Руки милой – пара лебедей …») В поэзии последних лет у Есенина все чаще облик любимой женщины сопровождается эпитетами «дорогая», «милая», отношение к ней становится уважительным, возвышенным, поэт видит в ней друга, собеседника. Для Сергея Есенина тех лет характерно не только иное ощущение темы любви, но и сближение ее с другой главной для его поэзии темы – темой Родины. Уже в первых стихотворениях цикла «Персидские мотивы» эти темы сливаются в одну большую и важную для поэта тему, что является большим шагом в поэтическом творчестве Есенина: Ни к чему в любви моей отвага. И зачем. Кому мне песню петь – Если стало неревнивой Шага, Коль дверей не смог я отпереть, Ни к чему любви моей отвага. Мне пора обратно ехать в Русь.

Персия! Тебя ли покидаю.

Навсегда ль с тобою расстаюсь. Из любви к родимому мне краю Мне пора обратно ехать в Русь. («В Хороссане есть такие двери …») В ранней лирике Есенина почти не было стихов, посвященных женщине, о любви к ней, а если и встречались, то больше были связаны с мечтой о любви: Пусть порой мне шепчет синий ветер, Что была и песня и мечта, Все ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи, К светлой тайне приложил уста … («Не бродить, не мять в кустах багряных …») В более поздний период жизни, уже в двадцатых годах, Есениным были написаны стихи о любви, в которых мы читаем мысли зрелого мужчины: Мне бы только смотреть на тебя, Видеть глаз златокарий омут, И чтоб, прошлое не любя, Ты уйти не могла к другому … («Заметался пожар голубой …») В этих стихах поэт дорожит любимой женщиной, боится ее потерять. Он восклицает: Если б знала ты сердцем упорно, Как умеет любить хулиган, Как умеет он быть покорным … Далее автор признается: «В первый раз я запел про любовь» и дает слово любимой: «Первый раз отрекаюсь скандалить». К любимой лирике Есенина можно отнести такие замечательные стихи: «Пускай ты выпита другим …», «Ты такая ж простая, как все …», «Дорогая, сядем рядом …», «Мне грустно на тебя смотреть …». К сожалению, у Сергея Есенина мало любовной лирики. Но все, что он написал о любви, так же прекрасно, как и все лучшее, что написано поэтом. В) «Каждый труд благослови, удача!» По-новому проявляется в лирике Есенина тема труда. Поэт создает стихи, в которых крестьянский труд показан без тоскливо-печальной окраски: И под сильной рукой Выметает зерно. Тут и солод с мукой, И на свадьбу вино. За тяжелой сохой Это доля дана. Тучен колос сухой – Будет брага хмельна. Так писал молодой поэт в 1916 году. В стихотворении «Я иду долиной», написанном в 1925 году, несмотря на большой временной промежуток между этими стихами, так же, по-прежнему, звучит то же радостное настроение, то же отношение к труду: Выйду на дорогу, выйду под откосы, - Сколько там нарядных мужиков и баб! Что-то шепчет грабли, что-то свищут косы. «Эй, поэт, послушай, слаб ты иль не слаб». И далее, так же задорно, проводя параллельно со своим трудом поэта, Есенин восклицает: Непочем мне ямы, непочем мне кочки.

Хорошо косую в утренний туман Выводить по долам травяные строчки, Чтобы их читали лошадь и баран. В этом стихотворении весь Есенин, каким мы его любим: веселый, жизнерадостный, любящий родной край и все живое в нем. В строчке о сенокосе емкие и образные жизненно-реальные.

Своеобразным гимном любому труду можно считать еще одно стихотворение великого лирика, написанное им в 1925 году. Это стихотворение «Каждый труд благослови, удача …»: Каждый труб благослови, удача Рыбаку – чтоб с рыбой невода, Пахарю – чтоб плуг его и кляча Доставляли хлеба на года.

Есенин утверждает: … Потому так и светлы всегда Те, что в жизни в сердце опростели Под вселою ношею труда. Г) «Для зверей приятель я хороший …» Душа Сергея Есенина была полна любви к жизни и всему живому на земле. Эта любовь поэта распространялась и на животных. Во многих есенинских стихах, особенно в ранней лирике, упоминаются собаки, овцы, коровы, лошади, птицы.

Есениным написано несколько стихотворений, посвященных непосредственно этой теме. Они так и называются: «Корова», «Табун», «Лисица» (1915 - 1916). А «Песнь о собаке» (1915) А. М. Горький назвал просто замечательным стихотворением. В этом стихотворение выражается трагическая дисгармония Мира.

Казалось бы, обычная ситуация: у собаки матери отняли и утопили ее щенков. Но гениальность Есенина именно в том, что он умел раскрыть глаза и душу людей на красоту, и ужас обыденных предметов и явлений. Это стихотворение у него одно из самых трагичных.

Именно человек в нем нарушает гармонию Мира. В конце стихотворения действие происходит в двух измерениях – бытовом и космическом: В синею высь звонко Глядела она, скуля А месяц скользил, тонкий, И скрылся за холм в полях. Здесь собака, у которой отняли щенков, обращается со своей болью ко всему Миру, ко Вселенной, в «синею высь». Очень по-есенински объемен образ собачьего взгляда: «звонко глядела» - переживания так сильны, что взгляд звучит: Покатились глаза собачьи Золотыми звездами в снег. Так подчеркнуто Есениным то, что разрушить счастья одного живого существа – значит, нарушить гармонию Мира. В этом, по Есенину, заключается единство всего сущего.

Доброта Есенина, его любовь к живому, к животным видна в его поэзии.

Доброго удостаиваются даже «испачканные морды свиней». Это отношение можно почувствовать и в «Кабыльях кораблях» (1919) и в «Я обманывать себя не стану …»: Буду петь, буду петь, буду петь Не обижу ни козы, ни зайца … В переулках каждая собака Знает мою легкую походку.

Каждая задрипанная лошадь Головой кивает мне навстречу. Для зверей приятель я хороший, Каждый стих мой душу зверя лечит. В «Исповедь хулигана» - «верный пегий пес», ослепший от старости, с обвисшем хвостом. В стихотворении «Сукин сын» поэту припомнилось собака, которая в годы юности носила в ошейники записки «к девушки в белом». Собака давно околела, и теперь встречает поэта «молодой ее сын»: Мать честная! Как же схожи! Снова выплыла боль души. С этой болью я будто моложе, И хоть снова записки пиши. В «Собаке Качалова» все празднично и знаменито: знаменитый хозяин, знаменитые гости, знаменитый пес. Джим обласкан, он счастливец среди собак.

Каждый человек, улыбаясь, старается его «по шерсти бархатной потрогать». О большой любви к животным в этом стихотворении говорят уже первые строчки: Дай, Джим, на счастье лапу мне, Такую лапу не видал я с роду. Давай с тобой полаем при луне На тихую, бесшумную погоду. (1925 год) А.М. Горький вспоминал, что, на его взгляд, Есенин «перовой русской литературе так умело и с такой искренней любовью» писал о животных (Горький М. Собр. соч. в 30-ти т., т. 17, стр. 63-64). Д) «Голосистые» стихи.

Есенин знал и любил народную песню. К пропаганде народной культуры он относился как к делу своей жизни. В России всегда било достаточно любителей народной словесности, которые знали и знают фольклор, ценят пословицы и прибаутки, распевают народные песни, но в душе остаются в дали от народа, от его внутренней жизни.

Сергей Есенин сумел широко распахнуть окна деревенской избы.

Деревня и город одинаково нуждаются в постоянной дружбе с природой, в эстетическом и нравственном обогащении. И сам Есенин выступал в роли своеобразного проводника и представителей русской деревни в городе.

Ранняя страсть к сочинению стихов возникла у Сергея Есенина не случайно. Мать его считалась лучшей песенницей на селе, хорошо пел отец. Дед Федор Титов, воспитавший поэта, имел прекрасную память и знал великое множество народных песен.

Рязанщина, где родился и вырос поэт всегда была богата народными песнями и частушками.

Есенин так и писал впоследствии «Стихи начал писать, подражая частушкам». Сложить частушку «на случай», очевидно, и являлось той начальной поэтической привычкой, которая осталась у поэта с детских лет. Почти все современники отмечали, что Есенин прекрасно пел частушки и знал их не мало. Он с гордостью говорил, что их у него собрано до четырех тысяч.

Есенин сам сочинил массу частушек, которые были сложены им, в основном, на злобу дня или направлены по адресу его знакомых. Эти частушки, как и многие народные, имеют юмористический характер. Сюда в первую очередь следует отнести те, которые посвящены поэтом и носят шутливый, а иногда и саркастический характер: Я сидела на песке У моста высокова. Нету лучшей из стихов Александра Блокова. Шел с Ореховый туман Теперь идет из Зуева. Я люблю стихи в лаптях Миколая Клюева.

Неспокойная была, Неспокой оставила: Успокоили стихи Кузьмина Михаила. Одну из первых своих книг Есенин хотел назвать «Рязанские побаски», канавушки и страдания» В 1918 году в московской газете «Голос трудового крестьянства» Есенин опубликовала сто семь частушек.

Конечно, это лишь малая часть того, что было собрано поэтом, но ценность этого собрания очень большая.

Особенно, если учесть, что многие частушки, несмотря на скромную пометку «собрал С. Есенин», принадлежат перу самого поэта. В частушечном наследии Сергея Есенина можно выделить несколько разделов: «девичьи частушки», «рекрутские», «полюбовные», «прибаски», «смешанные». Среди есенинских частушек встречаются просто неотразимые в своей лукавости кокетливости частушки: Я свои перчаточки Отдала Васяточке: Я на то надеюся – Пойду плясать – согреюся. Цена «жертвы возрастает, когда узнаешь, что Васяточка – это не маленький ребенок, а вполне взрослый, хотя и не очень сильный человек: Плясала вприсядку, Любила Васятку.

Теперя Васятку – Под левую пятку. А вот еще частушки из «полюбовного» раздела: Молодой мельник Завел меня в ельник. Я думала – середа, Ныне – понедельник! Образ рокового мельника появляется и в другой частушке. Здесь уже после прогулки по ельнику наступает конкретная развязка: Меня мамка веником: Не ходи за мельником! Звонкая точная рифма «мельник – ельник», наверное, очень нравилась Есенину, потому что в поэме «Анна Снегина» она встречается дважды: И вот я на мельнице … Ельник Осыпан свечьми светляков. От радости старый мельник Не может связать двух слов … Очень хороши у Сергея Есенина мужские «Прибаски», которые должны были распеваться с примечаниями на растянутый лад под гармошку – ливенку. Здесь и чистая лирика: Я свою симпатию Узнаю по платию. Как белая платия, Так моя симпатия. И вечная проблема «отцов и детей»: Я не сам гармошку красил, Не сам лаком наводил. Я не сам милашку сватал – Отец с матерью ходил. В это разделе мы впервые встречаем острый социальный мотив – рекрутчина.

Проводы в армию в солдатских песнях всегда были связаны с печалью, с крушением надежд на счастье.

Есенинские частушки проникнуты чувством той же тоски и безысходности: Не от зяби ли цветочки В поле приувянули.

Девятнадцати годочков На войну отправляли. Ты не гладь мои кудерки, Золоченый гребешок, За Карпатскими горами Их разгладит ветерок. И как будто гармонист тряхнул головой, словно отгоняя невеселые мысли, растянул меха, сменил минорный лад на веселый.

Забилась, зачастила девичья скороговорка – не поймешь, то ли плачет, то ли смеется: Пали снеги, пали белы, Пали да растаяли, Всех хорошеньких забрали, Шантрапу оставили. И сразу же вспоминается знаменитое есенинское стихотворение «По селу тропинкой кривенькой …», в котором рассказывается, как «рекрута» ходят «с ливенкой разухабистой гурьбой» и распевают песенки про любимые да последние дни: По селу тропинкой кривенькой, Ободравшись о пеньки, Рекрута играли в ливенку Про остальные деньки. Для русской литературы советского периода довольно характерно обращение многих поэтов в первые годы после Октябрьской революции к фольклору, особенно к частушке. Это было одним из проявлений поворота поэзии к темам народной жизни.

Фольклор городской окраины Александр Блок широко использовал в своей поэме «Двенадцать». Частушечные мотивы использовал Владимир Маяковский во многих своих произведениях послеоктябрьского периода, в частности, в «Мистерии Буфф», «150 000 000» и ряде других.

Маяковский гордился тем, что его строки: «Ешъ ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй», - стали народной частушкой, пошли в народ. Опыт использования старшими товарищами по перу лексики, композиции частушки в лирике и поэмах нашел отражение и в поэзии Сергея Есенина. Так частушечные интонации и приемы можно найти в ранней лирике поэта: Под венком лесной ромашки Я строгал, чинил челны, Уронил кольцо милашки В струи пенистой волны. И далее: Не нашлось мое колечко, Я пошел с тоски на луг, Мне вдогон смеялась речка: «У милашки новый друг». («Под венком лесной ромашки …» 1911) В стиле мужских прибасок написано еще одно стихотворение Есенина, датированное 1912 годом: Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха.

Выходи встречать к околице, красотка, жениха.

Васильками сердце светится, горит в нем бирюза. Я играю на тальяночке про синие глаза … («Заиграй, сыграй, тальяночка …») В поэме «Песнь о великом походе», написанной в 1924 году, в стиле народных сказов, Сергей Есенин так же использовал частушечные приемы, такие, как параллелизмы: «Цветочек мой, Цветик маковый …» и прием сатирического образования глагола от имени собственного – «отколчакивай»: Цветочек мой, Цветик маковый. Ты скорей, адмирал, Отколчакивай. В этой поэме радость от сознания своей силы, надежды на лучшее будущее, революционное веселье слышится в строках о молодом матросе: Гаркнул «Яблочко» Молодой матрос: «Мы не так еще Подотрем вам нос». С помощью частушечных интонаций Есенин мастерски передает различные переживания и настроения. Здесь и жалость к молодым крестьянским ребятам, воюющим на фронтах гражданской войны: Ах, рыбки мои, Мелкие косточки! Вы крестьянские ребята, Подросточки. Здесь и противоречия гражданской войны, на полях которой часто могли встретится отец и сын, находящиеся, зачастую, в различных враждующих лагерях, и выражение цели «Великого похода» против белогвардейцев: За один удел Бьется эта рать – Чтоб владеть землей Да весь век пахать, Чтоб шумела рожь И овес звенел, Чтобы каждый калачи С пирогами ел. «Голосистыми» назвал есенинские стихи Александр Блок. Это точное определение неповторимого звучания есенинской лирики становится особенно понятным, когда читаешь частушки Есенина. Когда-то сам поэт сказал: «… все есть у народа. Это только надо найти, прочитать, услышать, по-своему осмыслить …». Именно это и делал всю свою сознательную жизнь «мой Есенин». Е) «Стихи мои, спокойно расскажите про жизнь мою». В заметке «О себе» Сергей Есенин писал: «Что касается остальных автобиографических сведений, - они в моих стихах». (Сергей Есенин. Собр. соч. в 6-ти томах. М., 1980, т.5, стр. 231) Многие стихи Есенина носят исповедальный характер. В низ поэт рассказывает о своей жизни, полной падений и взлетов, делится с читателями своими мыслями о любви, о своих потерях и поражениях, говорит о переживаниях, о своих болях и радостях. У Есенина не было ближе человека, чем его мать. Ей посвящены стихи, потрясающие своей взволнованностью: Как прежде, ходя на пригорок, Костыль свой, сжимая в руке, Ты смотришь на лунный опорок, Плывущий по лунной реке. И думаешь горько, я знаю, С тревогой и думой большой, Что сын твой по отчему краю Совсем не болеет душой. В письмах к матери и деду, к сестрам все высказано без всяких утаек, недомолвок, поэт отчитывается за прожитую жизнь и делится мыслями на будущее.

Конечно, адресаты многих посланий условны. Ха рязанской деревней, приютившейся на берегу Оки, за одряхлевшей старушкой, ожидающей сына, - вся Россия. С ней поэт советуется, к ней обращается за помощью. К тому же и сама деревня нуждается в поддержке, в добром слове. Так возникают ответные письма. Пишет мать поэт, как и тысячи, матерей, пишет о своих заботах и нуждах, о своей большой любви к сыну. Она мечтает покачать внученька, не прочь получить к празднику шаль в подарок, желает видеть сына хозяином осиротевшего дома. Мать – старуха жалуется сыну, признанному поэту, на обычные в то время материальные недостатки: Она мне пишет: Если можешь ты, То приезжай, голубчик, К нам на святки. Купи мне шаль, Отцу купи порты. У нас в дому Большие недостатки … Мать считает, что если бы сын был председателем волиспокома или хотя бы «ходи он в поле за сохою», - все бы изменилось к лучшему: Теперь сплошная грусть, Живем мы, как во тьме. У нас нет лошади. Но если б был ты в доме, То было б все, И при твоем уме – Пост председателя В волисполкоме.

Письмо написано просто, по-крестьянски, покоряет своей искренностью, непосредственностью.

Нежная, любящая мать, со всеми ее домашними радостями и скорбями, и она же главный наставник в жизни.

Именно мать сказала Есенину всю правду, правду суровую, но справедливую: «сдружился с славою плохою», «детей по свету растерял», «с головой ушел в кабацкий омут». Мать хочет быть уверенной, что ее сын не такой пропащий.

Письма к матери имеют исповедальный характер. Не скрывая душевного беспокойства, Есенин в «Ответе» растолковывает смысл своей жизни, отвергает слухи и толки.

Успокаивает свою мать: Но время будет, Милая, родная! Она придет, желанная пора! Недаром мы Присели у орудий: Тот сел у пушки, Этот – у пера. В посланиях к родным поэт не стесняется напутствовать и поучать. Не боясь разрушить атмосферу доверительного характера в творчестве Сергея Есенина можно отнести многие стихотворения, особенно написанные им в последние 6 – 7 лет жизни. сделав много ошибок за период пребывания в среде посетителей «Стойла Пегаса», жалея о безвозвратно ушедшей молодости, чувствуя, как засасывает омут порока, от безысходности, от частного непонимания, Сергей Есенин очень страдал. Душа его порой просто кричала в стихах. Может быть, споминая свое увлечение имажинизмом, сказавшее большее влияние на некоторые его произведения, Есенин сказал: «Розу белую с черной жабой я хотел на земле повенчать». В этих строчках он, наверное, хотел показать, что порок и прекрасное, такое, как любовь, красота, желание видеть вокруг всех счастливыми, несовместимыми. Ведь все это он переживал сам. Но, несмотря на свою тоску, поэт признается: Много дум я в тишине продумал, Много песен про себя сложил, И на этой на земле угрюмой Счастлив тем, что я дышал и жил. («Мы теперь уходим понемногу …» 1924) К лирике исповеди поэта мы можем смело отнести и такие его стихотворения, как «Годы молодые с забубенной славой …», «Я усталым таким еще не был …», «Мне осталось одна забава …», «Эта улица мне знакома …», «Все живое особой мерой …», поэма «Черный человек» и многие другие.

Стихотворение «Годы молодые с забубенной славой …» было написано Есениным после очередного приступа его болезни. В нем он с сожалением и тоской пишет о своих видениях во время болезни: будто бы едет он на санях с ямщиком во время метели. Во время гонки сани опрокидываются, и поэт оказывается в снегу. Здесь можно провести параллель с тем, что во время болезни и пьянок, послуживших причиной ее, Есенин как бы выпал из жизни, окружающей его и мчащейся вперед, как снежный вихрь. Поэт восклицает: Годы молодые с забубенной славой, Отравил я сам вас горькою отравой. От имени сиделок в больнице поэт говорит: Мы не знаем, твой конец близок ли, далек ли – Синие твои глаза в кабаках промокли. (1924) в другом своем стихотворении, написанном в предыдущем году, «Я усталым таким еще не был …» Сергей Есенин пишет о своей «непутевой жизни»: Много женщин меня любило, Да и сам я любил не одну, - Не от этого ль темная сила Приучила меня к вину. Он пишет: «не больна мне ничья измена, и не радует легкость побед …», жалеет прошедшие годы, но ничего из них не хочет вернуть. Поэт так устал от бесцельных мучений, что чувствует себя мертвым. В стихотворении «Мне осталось одна забава …» Есенин вспоминает о годах, когда для самоутверждения, только появившись в «Стойле Пегаса», желая быть таким, как все его окружающие в то время «друзья», он только начинал вести разгульный образ жизни: Золотые далекие дали! Все сжигает житейский мреть. И похабничал я и скандалил Для того, чтобы ярче гореть. Далее, намекая на свои имажинистские искания, там же писал: Дар поэта – ласкать и карябать, Роковая на нем печать. Розу белую с жабой Я хотел на земле повенчать.

Вершиной лирики исповедального характера Сергея Есенина можно считать его поэму «Черной человек», написанную им перед самой смертью.

Начинается она признанием очень доверительным и, в то же время, очень напряжным: Друг мой, друг мой, Я очень болен! Сам не знаю, откуда взялась эта боль. Здесь автор предельно искренне ведет мучительно искренний диалог со своим двойником.

Нравственная борьба совести, темных и светлых начал, добра и зла, высокого и низкого – вот основа сюжета этой поэмы.

Повествовательная интонация, сурово-сдерженная и спокойная внешне, но внутренне напряженная, передает накал схватки автора с «Черным человеком». В жизни Есенина было все: и приступы душевного расстройства, и трагически переживаемое одиночество. Но признание «Друг мой, я очень болен» нельзя понимать буквально. В одном из первых вариантов окраска всех этих переживаний была несколько иной. В нем было полно надежд на выздоровление: Друг мой, друг мой, Я знаю, что это бред. Боль пройдет, Бред погаснет, забудется.

Есенин ведет борьбу за себя, за свое место на земле, за справедливость, ведет борьбу со злом, его окружающим. В «Черном человеке» не стоит рассматривать только негативный автопортрет, в котором собраны собственные пороки действительные и мнимые, о себе он рассказал в исповедальной лирике. Здесь он тоже мятущийся, неуспокоенный. Из строфы в строфу в поэме нарастает напряжение.

Ничего хорошего не сулит «морозная ночь» и «ночная зловещая птица»: Где-то плачет Ночная зловещая птица.

Деревянные всадники Сеют копытливый стук. Вот опять этот черный На кресло мое садится, Приподняв сой цилиндр И откинув сюртук. «Прекрасный гость» пришел к Есенину, чтобы бередить старые душевные раны, внушить «тоску и страх». До сих пор есениноведы спорят о том, что такое этот «Черный человек». Одни считают, что это сам Есенин, другие – что это галлюцинации, вызванные больным воображением. А Василий Базанов, критик, литературовед и историк, считает, что это «младший брат Сальери», отравивший гения не ядом, а обывательской сплетней. Как над усопшим молитву читает он «мерзкую книгу». Ночной гость, по Базанову, - вчерашний «друг», потому что слишком много знает о Есенине, слишком осведомлен о его мучительных переживаниях. В его руках биография поэта, вернее, ее фальсификация, которая должна была окончательно сломить и испугать поэта: Черный человек «Читает мне жизнь Какого-то прохвоста и забулдыги, Нагоняя на душу тоску и страх. Поэма «Черный человек» написана под впечатлением пережитого, в минуты сильного эмоционального подъема. Но это не совсем исповедь грешника, не столь саморазоблачение, сколь самозащита, своеобразное опровержение «мерзкой книги», состоящей из оскорбительных подозрений, сенсаций и прямой лжи. В небольшой поэме, законченной за несколько дней до смерти, слышится бунт против притворных друзей – недругов.

Прикидываясь друзьями, тщательно скрывая за лестью свою самую настоящую зависть, они мешают поэту жить и творить. Поэма «Черный человек» слишком автобиографичная, для того, чтобы служить средством обличия людских и своих пороков, чтобы быть покаянной исповедью. Если с этих позиций подходить к разбору поэмы, то «Перспективный гость» является не столько двойникам поэта, сколько коварным и самонадеянным шантажистом. После смерти Есенина поэма «Черный человек» была использована в некоторых литературных кругах, к которым относились бывшие приятели поэта, такие как А. Мариенгоф, А. Крученых и другие, для самооправдания: во всем виноват сам Есенин, он сам опустошил свою душу, довел себя до самоубийства.

Есенинские недоброжелатели пользовались некоторыми спорными в художественном отношении стихотворениями, чтобы бросить тень на поэта, распространить молву о падении его таланта, о духовной его смерти. В то время, когда началась усиленная травля Есенина, после отречение от имажинизма, поэт создавал «Персидские мотивы» и поэму «Анна Снегина». По признанию самого Есенина, он никогда не чувствовал такого прилива творческих сил, как в последние годы своей жизни. В письме к своей подруге Галине Бениславской Сергей Есенин писал в декабре 1924 года: «Назло всем не буду пить, как раньше. Буду, молчалив и корректен.

Вообще хочу привести всех в недоумение. Уж очень мне нравится, как все обо мне думают …» (В. Базанов. «Сергей Есенин и крестьянская Россия». Л.: «Советский писатель», 1982, стр. 284). Поэт понимал и видел нестоящие цели своих недругов и некоторых «друзей»: «… тогда вряд ли они придут ко мне за дружбой, чтоб подзанять немного мыслей и чувств» (там же). До сих пор поэма «Черный человек» остается загадочной во многом. В ней много зашифрованных намеков на тех или иных людей, на те или иные обстоятельства. Все близкие поэту связи запрятаны среди иносказаний. Так, Анатолий Мариенгоф в своем «Романе без вранья» рассказывал о своем друге Есенине как о «прохвосте и забулдыге». Это «друг» присутствует в поэме. Что подразумевал Есенин под «страной громил и шарлатанов», мы не узнаем, но предположить можно, что здесь имелись в виду или сама послереволюционная Россия времен гражданской войны, с ее разрухой и голодом, где под громилами и шарлатанами можно сейчас подразумевать перегибствующих коммунистов, или это «Стойло Пегаса», в котором было проведено поэтом так много потерянного времени. А может быть, это весь образ жизни самого поэта: Слушай, слушай, - Бормочет он мне, - В книге много прекраснейших Мыслей и планов. Этот человек Проживал в стране Самых отвратительных Шарлатанов. «Черный человек» говорит о герое своей «мерзкой книги»: Был человек тот авантюрист, Но самой высокой И лучшей марки. В этих строках, наверное, имелись в виду та легкость, с которой Есенин писал стихи и то, как быстро вошел он «в свет». «Черный человек» намекает, что поэт пользуется незаслуженной славой. А в следующем восьстишии Есенин явно имел в виду связь с Айседорой Дункан, которую тоже коснулись в свете есенинской славы дикие сплетни и осуждение: … И какую-то женщину Сорока с лишним лет, Называл скверной девчонкой И своею милою.

Сергей Есенин, в силу своего природного обаяния, практически всегда казался окружающим разухабистым, веселым, милым человеком, у которого всегда можно было подзанять денег, одежду, мысли. Но за этой внешней веселостью была глубоко спрятана от посторонних глаз израненная душа поэта. Но «Черный человек» про это знает и даже использует в своих обвинениях во лживости и лицемерии: Счастье, - говорил он, - Есть ловкость ума и рук … Это ничего, Что много мук Приносят изломанные И лживые жесты. В грозы, в бури, В житейскую стынь, При тяжелых утратах И когда тебе грустно, Казаться улыбчивым и простым – Самое высшее в мире искусство. Среди тех, кто усердно обливал грязью Есенина, был бойкий журналист Алексей Крученых. Он после смерти поэта писал, что самоубийство Есенина было естественным завершением душевной болезни. А еще при жизни он о «Персидских мотивах» с презрением писал, обвиняя Есенина чуть ли не в плагиате, что это неживые стихи, заштампованные, с лермонтовским оттенком.

Крученых утверждал, что «Персидские мотивы» не интересны современному читателю: Черный человек Глядит на меня в упор … Словно хочет сказать мне, Что я жулик и вор, Так бесстыдно и нагла Обокравший кого-то.

Наверное, для того, чтобы недалекий читатель из близкого окружения не мог ни на чей счет отнести эту поэму, Есенин вводит прием, помогающий завуалировать правду: он сознательно выдает появление «Черного человека» в своей комнате за больной бред: То ли ветер свистит Над пустынным и безлюдным полем. Толь, как рощу в сентябрь, Осыпает мозги алкоголь. Если собрать воедино все, что говорит «Черный человек», то получится обвинительное заключение, схожее с теми обвинениями и ложью, которые имеются в брошюрах А. Крученых.

Совсем не обязательно, что именно он стал прототипом «Черного человека», но именно Крученых пытался увидеть в этой поэме бред больного воображения, отвести всякие подозрения от себя и ему подобных (В. Базанов. «Сергей Есенин и крестьянская Россия», стр. 291). В последних двух восьмистишиях поэмы эмоциональный накал повествования достиг своей вершины. Здесь взбешенный герой поэмы кидает трость в «Черного человека». Он бунтует против всего того, что тот вычитал в «мерзкой книжке». И опять в этом бунте, в кинутой трости, мы можем увидеть аналогию с бунтом Есенина против имажинистов, с его публичным отречением через газету. И если вспомнить всю прожитую жизнь Сергея Есенина, становится понятно, что в последнем восьмистишие: … Месяц умер, Синеет в окошке рассвет. Ах ты, ночь! Что ты, ночь, наковеркала. Я в цилиндре стою.

Никого со мной нет. Я один … И разбитое зеркало. Под умершим месяцем поэт подразумевал конец определенного периода своей жизни – периода имажинистских исканий, всего того, что с этим было связано, того, что Есенин в этой поэме сравнил с ночью. «Никого со мной нет. Я один …», - как глубоки по смыслу эти слова, как трагичны! Утратив крепость связей с настоящими своими друзьями: такими, как писатель Иван Касаткин, другом детства Григорием Панфиловым, верной подругой Галиной Бениславской и многими другими в период своих метаний, уйдя от мнимых друзей – имажинистов, не найдя себе новых близких людей, поэт, по сути, остался один. Он одинок, несмотря на обилие поклонников, попутчиков, он одинок даже в своей семье с нелюбимой женой и растерянными по России детьми. А разбитое зеркало – это или вся, не совсем удавшаяся, жизнь Есенина, или отречение от всего черного, что осталось в прошлой жизни.

Сергей Есенин вложил в поэму «Черный человек» глубокое человеческое и социальное содержание. В ней кульминация трагедии Есенина. Ж) «Быть поэтом – это значит … правды жизни не нарушать». Неутомимый и нравственный поиск исторических и социальных мотивов обогащает поэзию Сергея Есенина. Поэта интересуют события далекого прошлого, история русского народно-освободительного движения.

Отдавая дань этому своему интересу, он в период раннего своего творчества с 1913 по 1914 годы написал балладу о соратнике Степана Разина Усе «Ус» и поэму о новгородской вольнице «Марфа – Посадница». После Октябрьской революции интерес Есенина к этой теме не угас. Но в отличие от ранних исторических произведений в послереволюционном творчестве поэта усиливается драматизм при воссоздании характеров выдающихся личностей прошлого. Так, в стихотворной драме «Пугачев», написанной в 1921 году, центром повествования является трагическая судьба предводителя крестьянско-казачьего восстания.

Потрясает глубина проникновения поэта в чисто человеческие переживания Пугачева: Человек в этом мире не бревенчатый дом, Не всегда перестроишь наново … - Приходит час … Мозг, как воск, каплет глухо, глухо … Сожаление звучит в последнем монологе Емельяна: Где ж ты. Где ж ты. Былая мощь.

Хочешь встать – и рукою не можешь двинуться! Юность, юность! Как майская ночь, Отзвенела ты в степной провинции. В этой поэме Есенин отказался от идеализированных представлений о патриархальном крестьянстве, разочаровался в психологии мелкого собственника.

Пугачев развенчан автором морально. Он гибнет под тяжестью собственной души, анархические порывы которой не находят отклика у его соратника.

Октябрьская революция дает поэту новые темы.

Есенин создает в романтико-утопическом ключе цикл поэм – «Небесный барабанщик», «Иноние», «Преображение». Он прославляет «вселенское братство людей», новую веру: Небо – как колокол, Месяц – язык, Мать моя – родина, Я – большевик. («Иорданска голубица») После 1917 года Сергей Есенин все чаще обращается к темам социально-философского звучания. Болью поэта при виде ломки старого крестьянского уклада в этот период нельзя объяснить интерес к проблемам «деревня и революции», «деревня и город». Эта боль присутствовала у Есенина, но дело не только в ней.

Крушение прежних иллюзий он воспринимает не только как личную трагедию. Даже в самом драматичном цикле «Москва кабацкая» слышится голос человека, кровно связанного со своей страной. Одно из самых мрачных стихотворений Сергея Есенина «Снова пьют здесь, дерутся и плачут …» не случайно завершается словами о судьбах России: Ты, Рассея моя … Рас … сея, Азиатская сторона! Есенин – поэт – мыслитель, сознательно проявляя в последние годы своей жизни гражданские начала, признал идеи индустриализации «мужицкого рая»: Вместо древа нужен камень, Черепица, бетон и жесть.

Города создаются руками, Как поступками – слава и честь. Даже в интимные лирические стихи Сергея Есенина последних лет, такие, например, как «Письмо к женщине», «Несказанное, синее, нежное …», «Неуютная жидкая лунность …» и другие стихотворения органически входят мотивы гражданственности. Поэта терзают мысли о дальнейшей судьбе России, о его, Есенина роли в становлении страны. Новые, выраженные поэтом в тяжелых исканиях, мироощущение раскрывается в стихотворении «Неуютная жидкая лунность …»: Мне теперь по душе иное … И в чахоточном свете луны Через каменное и стальное Вижу мощь я родной стороны.

Есенин обращается к «полевой России»: Нищету твою видеть больно … Сомневаясь, под давлением таких людей, как Алексей Крученых, в своей необходимости для России, в нужности русскому народу своих стихов, поэт говорит: … Может, в новую жизнь не гожусь, Но и все же хочу я стальную Видеть бедную нищею Русь.

Следуя традициям русской и мировой классической поэзии, Есенин в своей лирике разрабатывал и богоборческие мотивы.

Раньше, в первой период своего творчества, он воспевал смиренных иноков, кроткую и богомольную Русь («Троицыно утро, утренний канон …», «Пойду в скуфьё смиренным инокам …», «Шел господь пытать людей любви …», «По дороге идут богомолки …» - 1914). В более позднем творчестве поэт выступил своеобразным ниспровергателем старой церкви, объявляя себя новым пророком («Кобыльи корабли»). Но уже в 1923 году в стихотворении «Мне осталось одна забава …» Сергей Есенин восклицает: Ах! Какая смешная потеря! Много в жизни смешных потерь.

Стыдно мне, что я бога не верил.

Горько мне, что не верю теперь. Мир чувств Есенина – поэта был разнообразен и широк. Но в лирике последних двух лет жизни настойчиво, и почти в каждом стихотворении 1924 – 1925 годов, появился мотив прощания с жизнью, со всем близким и дорогим ему. В стихах тех лет «Этой грусти теперь не рассыпать …», «Отговорила роща золотая …», «Сукин сын», «Метель», «Песня», «Ну, целуй меня, целуй», «Не вернусь я в отчий дом …», «Прощай, Баку! …» слышится огромное сожаление о скоротечности жизни, необратимости, беззащитности перед смертью. Этот мотив, как правило, сливается у Есенина с грустью о напрасной растраченной юности, о невозможности вернуться к ней.

Наиболее сильно это прозвучало у Сергея Есенина в поэме «Цветы» и в последнем его стихотворении «До свидания, друг мой, до свидания …». До сих пор ученые не могут узнать, кому было посвящено последние стихотворение великого русского лирика, написанное кровью на стене гостиничного номера, где умер поэт. Мне кажется, что оно посвящено не кому-то конкретно, а читателю, его поэзии вообще: До свидания, друг мой, до свидания, Милый мой, ты у меня в груди.

Предназначенное расставание Обещает встречу впереди. До свидания, друг мой, без руки и слова, Не грусти и не печаль бровей, - В этой жизни умирать не ново, Но и жить, конечно, не новей. В поэзии Есенина, в его лирике бьется живое сердце истинно русского человека.

Человечность его лирических стихотворений, его любовь ко всему живому, к краскам родной природы, к милой его сердцу России до сих пор волнуют всех нас, кто любит его поэзию. В чем актуальность поэзии Есенина. (заключение). Отошли в прошлое многие горечи и печали, волновавшие Сергея Александровича Есенина в годы резкой и коренной ломки старой жизни, когда в мире, растревоженном революцией, многое было неясно и трудно осознаваемой. Но человечность поэзии Есенина, его любовь ко всему живому, к краскам родной природы, к милой его сердцу России волнуют нас и теперь.

Громко, искренне, задушевно в запоминающихся на всю жизнь образах рассказал Есенин современникам и потомкам в своей талантливой поэзии историю большой и нелегкой любви к жизни. В своей работе по изучению жизни и творчества Сергея Есенина я сознательно работала только с лирикой поэт. Это связано с тем, что его крупные произведения, каждое в отдельности, а особенно «Анна Снегина», являются сами по себе уже темами отдельных рефератов. В процессе работы я для себя сделала несколько выводов. 1) Противоречия Есенина, ярко выраженные или завуалированные в его поэзии, были обусловлены: - - - - - Вот так страна! Какого ж я рожна Орал в стихах, что я с народом дружен? Моя поэзия здесь больше не нужна, Да, и пожалуй сам я тоже здесь не нужен. («Русь советская») 2) Главной темой всего творчества, в том числе и лирике Сергея Есенина, была тема Родины.

Идеальная родина – отчизна была самой сильной и, наверное, по-настоящему единственной любовью поэта. («Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к родине.

Чувство родины – основное в моем творчестве»). Она была философией и миропониманием. Ей он посвящал почти все свои стихи, ей он хотел служить и служил, ее великим певцом мечтал быть: Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою». («Гой ты, Русь моя родная …») 3) «Тайным словом» поэзии, ключом к ее «Марии», ее души, Сергей Есенин считал образ. Он жил в Есенине так же органически, как и его страсти и чувства.

Василий Базанов подсчитал, что Есенин в своей поэзии использовал более пятидесяти различных образов только месяца и луны. Он же назвал есенинский образ «сказочным оборотнем». Его образы незабываемы: «синее блюдо неба», «желтый мед тумана», «изба – старуха … жует мякиш тишины», на ветках висят «облака, как сливы», «яблонь весенняя вьюга» и так далее.

Благодаря образности стиха, многие строчки есенинской поэзии стали афоризмами: Коль нет цветов среди зимы, То и грустить о них не надо … Руки милой – пара лебедей … Не жалею, не зову, не плачу, Все пройдет, как с белых яблонь дым … и так далее. 4) Одной из особенностей поэтического стиля Сергея Есенина является то, что в его поэзии очень легко различить три типа интонаций.

Декламативный: А жизнь кипит.

Вокруг меня снуют И старые и молодые лица. Но некому мне шляпой поклониться, Ни в чьих глазах не нахожу приют … («Русь советская») Напевный: Клен ты мой опавший, клен заледенелый, Что стоишь нагнувшись под метелью белой? («Клен ты мой опавший …») Говорной: До свидания, друг мой, до свидания, Милый мой, ты у меня в груди Предназначенное расставание Обещает встречу впереди … («До свидания, друг мой …») Есенин придавал огромное значение мелодичности стиха, достигая, обычно, музыкальности и точности в изображении предмета.

Многие его стихи положены на песни профессиональными композиторами и самим народом, который иногда не знает даже, чьи стихи распевает.

Примерами таких стихов могут служить: «Письмо к матери», «Клен ты мой опавший …», «Отговорила роща золотая …», «Я обманывать себя не стану …», «Мне осталась одна забава …», «В саду горит огонь рябины красной …», «Над окошком месяц …» и многие другие. 5) Одним из источников поэзии Сергея Есенина служил русский фольклор.

Использование его огромных выразительных и изобразительных возможностей было для Есенина ведущим. Но народная поэзия являлась не единственным источником творчества поэта. На художественное воспитание Сергея Есенина оказали влияние и его мать, и дед, и люди, окружавшие поэта в детстве и юности. Из арсенала русского фольклора, всей окружающей его русской жизни черпал Сергей Есенин образность и выразительность: «Заиграй, сыграй, тальяночка», «матушка в купальницу по лесу ходила», «залюбуюсь, загляжусь», «терем – темный» … Крестьянская жизнь отразилась на основных мотивах лирики и на характере поэтической образности.

Диалектные слова и выражения: «сутемень», «на кукане реки», «дремную песню поют рыбаки», «говорят со мной коровы на кивливом языке». Просторечная.

Крестьянско–бытовая и старорусская лексика напоминают крестьянскую поэтику: «выйду я на озеро, в синею гать», «черная потом пропахшая выть» и так далее. 6) Поэтическому искусству Сергей Есенин учился так же и у гениальных русских художников слова. «Люблю Гоголя и Пушкина больше всего. Нам бы так писать», - писал он.

Есенин любил стихи Лермонтова, Некрасова, Никитина, Кольцова, Фета, Тютчева и Блока. Его творчество развивалось в лучших традициях русского классического стихосложения. В Блоке Сергея Есенина привлекали лиризм и любовь к России.

Отсюда и эмоциональная близость некоторых стихотворений: Россия, нищая Россия, О Русь – малиновое поле Мне избы серые твои, И синь, опавшее в реку, - Твои мне песни ветровые, - Люблю до радости и боли Как слезы первые любви! Твою озерную тоску. (А. Блок. «Россия») (С. Есенин «Запели тесанные дроги ...») Но Есенин никогда не подражал А. Блоку, его уроки он воспринимал творчески. «Нежность грустную русской души» одинаково задушевно выражали в своей поэзии и Есенин и Лермонтов: Но я люблю – за что, не знаю сам - Но люблю тебя, родина кроткая! Ее степей холодное молчание, А за что – разгадать не могу. Ее лесов безбрежных колыхание, Весела твоя радость короткая Разливы рек ее, подобные морям. С громкой песней весной на лугу. (М. Лермонтов. «Родина») (С. Есенин. «Русь») Пушкинское начало определяла зрелого Есенина. В есенинской лирике последних лет явно проступает пушкинская простота: И хоть бесчувственному телу Ах, и я эти страны знаю – Рано повсюду истлевать, Сам немалый прошел там путь. Но ближе к милому пределу Только ближе к родимому краю Мне все б хотелось почивать. Мне б хотелось теперь повернуть. (А. Пушкин. «Брожу ли я (С. Есенин. «Это улица мне вдоль улиц шумных …») знакома …») Эстафету любви к родине, к России несли и несут поэты наших дней.

Влияние есенинской лирики своеобразно отразилось на поэзии М. Исаковского: Лучше нету того цвету, Когда яблоня цветет, Лучше нету той минуты, Когда милая придет … Лирика таких российских поэтов, как А. Твардовский, А. Прокофьев, Н. Рыленков очень созвучно есенинской лирике: Переправа, переправа! Берег левый, берег правый. Снег шершавый, кромка льда … Кому память, кому слава, Кому темная вода … (А. Твардовский. Из поэмы «Василий Теркин») Где ты, дом веселый мой, Окна с белою каймой? Шесть черемух в них глядело, Шесть красоток в платьях белых … (А. Прокофьев. «Где ты, дом веселый мой …») Ручьи торопятся к реке, В края мои долинные, И карандаш в моей руке - Как ветка тополиная. (Н. Рыленков. «Живая ветвь») С. Смирнов, Д. Ковалев, В. Фирсов, В. Сорокин, Н. Агеева, Я. Смеляков и многие другие современные поэты, ощутив обаяние лирики Сергея Есенина, продолжали и будут продолжать в своем творчестве традиции великого русского поэта. Они учились, и будут учиться всегда у Есенина воспевать нашу Россию ярко, «всем существом в поэте». Есенин – выдающийся русский лирик, в его стихотворениях навсегда слились красота зорь и зарниц, ослепительных роз и бескрайних разливов рек с искренностью и глубиной патриотических чувств и переживаний.

Лирика Сергея Есенина учит нас, в том числе и меня, хранить русский язык, дорожить фольклорным наследием, приумножать его, учит нас любить родину и гордиться отчизной.

Список литературы: 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. Есенин С. Стихотворение.

Вступительная статья К. Зеленского. М.: «Художественная литература», 1955 11. «Есенин и современность». Сборник статей. – М.: «Просвещение», 1975 12. Ершов Л. Ф. «История русской советской литературы». Учебное пособие для университетов. – М.: «Высшая школа», 1982 13. История русской советской литературы (1917 – 1940). Учебник для студентов педагогических институтов по специальности «Русский язык и литература». А. И. Метченко, В. В. Гура, Л. И. Тимофеев и др., под редакцией А. И. Метченко, С. М. Петрова. 2-е издание. – М.: «Просвещение», 1983 14. Кольцов А. В. Сочинения. Минск.: Государственное учебно-педагогическое издательство БССР, 1954 15. «Краткий словарь по эстетике». Под редакцией М. Ф. Овсянникова. – М.: «Просвещение», 1983 16. Мигунов А. А. «Традиции и новаторство в русской советской литературе»: Пособие для учителя. – М.: «Просвещение», 1982 17. «О русском реализме XIX века и вопросах народностях литературы». М. – Л., 1960 18. «Русская литература XX века.

Хрестоматия для 11-х классов средней школы»; в двух частях.

Составитель А. В. Баранников и другие. – М.: «Просвещение», 1993 19. «Русская литература.

Советская литература». Справочные материалы. Книга для учащихся старших классов. Л. А. Смирнова, С. А. Джакумова и др. – М.: «Просвещение», 1980 20. «Русская литература XX века.

Очерки. Портреты. Эссе». Книга для учащихся 11-х классов средней школы; в двух частях. Часть первая (Л. А. Смирнова, А. М. Турков, А. М. Марченко и др.). Составитель – Е. Пронина; под редакцией Ф. Ф. Кузнецова. – 2-е издание доработанное. – М.: «Просвещение», 1994 21. Рыленков Н. «Избранные произведения» в двух томах.

Вступительная статья Е. И. Осетрова. М.: «Художественная литература», 1974 22. Твардовский А. Т. «Стихи». М.: «Детская литература», 1973 23. «Три века русской поэзии». Составитель Н. В. Банников, 3-е издание. – М.: «Просвещение», 1986 24. Шахов В. В. «Художественный мир Сергея Есенина». Учебное пособие по специальному курсу.

оценка доходности облигации в Смоленске
независимое агентство оценки в Белгороде
оценка коммерческой недвижимости в Москве

Менеджмент (Теория управления и организации)

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Политология, Политистория

Геология

Материаловедение

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Философия

Медицина

География, Экономическая география

Авиация

Педагогика

Экономика и Финансы

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Архитектура

Уголовное право

Административное право

Бухгалтерский учет

Теория государства и права

Литература, Лингвистика

Компьютерные сети

Радиоэлектроника

Технология

Право

Прокурорский надзор

Гражданское право

Промышленность и Производство

Музыка

История

Финансовое право

История отечественного государства и права

Нероссийское законодательство

Экскурсии и туризм

Пищевые продукты

Культурология

Уголовное и уголовно-исполнительное право

Конституционное (государственное) право России

Банковское право

Маркетинг, товароведение, реклама

Программирование, Базы данных

Астрономия

Техника

Химия

Программное обеспечение

Физкультура и Спорт, Здоровье

Религия

Компьютеры, Программирование

Уголовный процесс

Законодательство и право

Ценные бумаги

Компьютеры и периферийные устройства

Военное дело

Здоровье

Математика

Физика

Транспорт

Охрана природы, Экология, Природопользование

Космонавтика

Геодезия

Психология, Общение, Человек

Биология

Искусство

Разное

История государства и права зарубежных стран

Муниципальное право России

Гражданское процессуальное право

Социология

Сельское хозяйство

Налоговое право

Римское право

Трудовое право

Охрана правопорядка

Конституционное (государственное) право зарубежных стран

Металлургия

Международное право

Криминалистика и криминология

Правоохранительные органы

Страховое право

Ветеринария

Физкультура и Спорт

Арбитражно-процессуальное право

Нотариат

Астрономия, Авиация, Космонавтика

Историческая личность

Банковское дело и кредитование

Подобные работы

Трагедия Шекспира «Гамлет»

echo "Впоследствии этот сюжет пересказывался несколько раз разными авторами, а в 1589г. история принца даже шла на Лондонской сцене. Эти предания и легенды с присущей им первозданной простотой и наивн

Крушение идеи "сверхчеловека" в романе Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"

echo "Формой внутреннего движения его героев является не эволюция, а непрерывные метания между рассудком и влечением чувства. Достоевского интересует не столько история Раскольникова, сколько его иде

"Тартюф" Мольера: проблематика и образы

echo "Мольер обозначил пути для всего последующего развития драматургии. Его творчество послужило своеобразным мостом между двумя великими культурными эпохами — Возрождением и Просвещением. Домольеро

А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов о назначении поэта и поэзии

echo "Каждый большой художник рано или поздно задумывается о том, что он оставит людям, каким целям служило его творчество, какова вообще роль поэзии в жизни народа. Эти вопросы не могли не волновать

Развитие жанра исторического романа в итальянской литературе 19 века

echo "Весьма разнообразны романы по тематике – от семейно-бытовых до философских, от социальных до приключенческих. Исторический роман – это прозаический жанр, в котором вымышленные персонажи действу

Первая ссылка Лермонтова на Кавказ

echo "Кавказские впечатления имели для творчества Лермонтова очень большое значение. Гражданин и зрелый поэт знакомился с людьми и природой и богатого края. Древние памятники архитектуры, сказания и

Проблема "героя времени"

echo "Потому, что споры о «герое времени» будут существовать всегда т.к. «герой времени» является отражением всего происходящего. Цель данной работы - раскрыть тему и выявить проблему «героя времени».

Жизненный и творческий путь Сергея Александровича Есенина

echo "Проникнув в мир поэтических образов Есенина, мы начинаем ощущать себя в природе, как дома. Эти чувства помогут нам сохранить человечность, а значит, и человечество. Биография Родился Есенин 21